Управление Государственного комитета судебных
экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области

Аб`ектыўнасць. Гонар. Айчына.

8(0222) 73-65-40
212022 г.Могилев, ул.Лазаренко, д.58А
e-mail: mg@sudexpert.gov.by
 



Исследования

Трагическая история Могилевской областной психиатрической больницы в годы Великой Отечественной войны

История Великой Отечественной войны 1941-1945 годов богата примерами мужества и героизма. Развязанная национал-социалистами Великая Отечественная война принесла чудовищные страдания белорусскому народу. В период оккупации была уничтожена четвертая часть населения Белоруссии. Могилевская область потеряла треть своего населения. В горниле войны на территории Белоруссии было полностью разрушено 209 городов, 9200 деревень, 10 338 промышленных предприятий,477 электростанций, 6177 школ, 40 высших и средних учебных заведений, Академия наук БССР. Каждая минута войны вмещала в себя чью-то смерть. История войны богата трагическими событиями, в которых подвиг и героизм не так заметны как, например, подвиг защитников Буйнического поля, или подвиг Александра Матросова, или отчаянный таран Гастелло, но, не менее важными и значимыми. Переосмысление места и ценности жертв мирного населения в истории Великой Отечественной войны - это предостережение потомкам.

2 июля 2009 года на территории учреждения здравоохранения «Могилевская областная психиатрическая больница» перед подлинно сохранившимся зданием, где разворачивались трагические события, состоялось открытие памятного знака «В память о загубленных душах», увековечивающего память пациентов и главного врача Могилевской Республиканской психиатрической больницы, погибших в стенах данного учреждения в годы Великой Отечественной войны.
Могилевская Республиканская психиатрическая больница -самое старое психиатрическое учреждение в Белоруссии. Основана она в 1804 году. К началу войны в Республиканской психиатрической больнице (в Республиканском ведомстве больница находилась с 1924 года по 1941) было развернуто 1000 коек, численность врачебного персонала составляла 132 человека, насчитывалось более 1200 больных.
Нужно отметить, что начиная с 1936 года на базе Могилевской психиатрической больницы проводилась большая научно-практическая работа (С.Г. Гольберг, А. В. Упарт, Д. М. Кулик) по изучению психопатологии ряда психозов, психосоматических расстройств, эпилепсии и прогрессивного паралича, психофармакологии нейролептических средств. Начиная с 1933 года в больнице внедряются новые активные методы лечения, проводятся научные конференции, организуется экспериментальная лаборатория и палата по изучению действия снотворных препаратов.
1937-1940 год главным врачом больницы был Лученок (отец композитора Игоря Лученка). Семья Лученок проживала в деревяном здании прямо на территории больницы. Многие годы в квартире Лученка размещалась бухгалтерия больницы.
Могилевская психиатрическая лечебница обслуживала 5 областей Республики.
С 1940 года должность главного врача Могилевской областной психиатрической больницы занял Меер Моисеевич Клипцан - выпускник Минского медицинского института1934 года. Клипцан М.М. родился в 1904 году. Работал с 1934 г. по 1936 главным врачом Минской городской больницы; с 1936 года по 1940 главным врачом 2-ой Советской городской больницы и председателем ЦК медсантруда БССР до 1940 г..

В довоенные годы в психиатрической больнице сплотился большой коллектив врачей, здесь работало почти половина всех психиатрических кадров Белоруссии: О.И.Ольшевская, А.К.Плавинский, М.Б.Литвин, С.Г.Гольберг, А.Б.Упарт, Г.П.Индикт, Д.М. Кулик.



Из свидетельских показаний сотрудников, известно, что с началом Великой Отечественной войны, основной состав медицинских работников был призван в ряды СА. Некоторые сотрудники, не годные к строевой службе, оставались на своих рабочих местах. Часть пациентов из ближайших районов разобрали родные или знакомые по домам, часть перевели в городскую больницу. Но оставалось еще много пациентов, которым не куда было идти.. В начале осени 1941года в больнице работало 3 врача (Степанов А.Н., Пугач Н.А и 1врач-женщина), 19 женщин-медицинских сестер,62 мужчины-санитаров, 2 лаборанта и 1 фармацевт (ГАМО-ф.271,оп.1,д.56,л.25).
Главный врач больницы Клипцан Меер Моисеевич с началом войны пытался уйти в Красную армию, но его вернули на рабочее место, где он и оставался до последнего дня своей жизни.
Как и все психиатрические больницы на оккупированных территориях Советского Союза, Могилевская психбольница была отрезана от обеспечения продовольствием. Персонал собирал для больных продукты у местного населения .Голод царил в больнице.Но пациентов ожидали еще более худшие времена.Психически больные люди, которые рассматривались как «неизличимые душевнобольные», считались для немецких оккупантов как «неполноценные жизни».Их истребление считалось в Германии как избавление, как «дарованная смерть», как «эвтаназия». Больные должны были быть избавлены от своих страданий, а общество от своей обязанности ухаживать за ними и заботиться о них. Уже в 1920 году немецкие юристы и психиатры настаивали на «разрешении истреблять неполноценные жизни», подразумевая под этим «душевнобольных» и «балластных людей» в лечебных и попечительских учреждениях.
В больнице немцы появились в конце июля-начале августа 1941 года. В первой половине дня на территорию больницы, расположенной по улице Сурганова, въехала колона мотоциклистов и машин. Разделившись на две группы, немцы стали производить осмотр помещений. Персонал и пациенты наблюдали за происходящим в окна. Среди больных началась паника. Персонал, испугавшись за судьбу главного врача, который был евреем по национальности, а в городе уже было создано гетто, спрятали Клипцана М.М.на чердаке одного из корпусов.
В первые дни персонал, уходя с работы, переодевал больных в гражданскую одежду и уводил из больницы. За первую неделю таким образом было выведено около 20 человек. Медицинская сестра Уланова Галина Васильевна, врач Кувшинов и санитарка Лиза (фамилия ее неизвестна) носили главному врачу еду и готовились переправить его лес. Однако план не удался. Немцы выследили главного врача и арестовали. Кроме того, они стали замечать, что в районе жилого комплекса возле больницы стали бродить несколько психически больных. С этого времени фашисты составили списки персонала и пациентов. Главного врача переодели в пижаму и поместили вместе с пациентами 1-го психиатрического мужского отделения. Ежедневно его увозили на допросы. После первого допроса он вернулся зверски избитым, а на спине пижамы была пришита желтая звезда. В один из августовских дней, вернувшись с допроса, Клипцан М.М. шепнул персоналу, что видит их в последний раз, так как завтра готовится что-то страшное.
В августе была произведена первая операция по расстрелу психически больных. В один из дней к корпусу 1-го отделения(на снимке) подъехала крытая машина.



Немцы построили пациентов и стали загружать в машину. В машину посадили и главного врача. Пациенты. Поняв ,что уезжают навсегда, брали с собой немногие личные вещи: платочек, ложку, тарелку, расческу, тетрадь, цеплялись за персонал. Чтобы этого не происходило персонал не подпускали к корпусу. Пациентов вывезли в Ново-Пашково. Людей, по словам местных жителей, расстреляли и сбросили в противотанковые рвы. Из рва доносились стоны. Немцы бросив в ров несколько гранат. Закопали людей, среди которых были еще и живые. После чего земля еще некоторое время шевелилась. Из показаний немецких офицеров, принимавших участие в расстрелах, немецкие солдаты тяжело преносили эти операции. Кроме того, расстрелы «обходились вермахту очень дорого».
С тех пор как после начала второй Мировой войны 1 сентября 1939 года «дарованная смерть» с помощью отравляющего газа стала практиковаться для психически больных людей в лечебных и попечительских заведениях германского рейха, беда стала угрожать также пациентам в психиатрических больницах на оккупированных территориях.
С августа 1941 года(после гибели Клипцана) по 15 января 1942 года в качестве главного врача работал Степанов Александр Николаевич,1913 года рождения. После расформирования больницы работал главным врачом поликлиники и одновременно вел прием как психиатр и невропатолог (ГАМО-ф.271,оп.1,д.23, лл.39,54 и д.32,л.38). 23 декабря 1943 года, вместе с несколькими десятками медработников ,бургомистр Могилева, некто Журов, освобождает Степанова от занимаемой должности за самовольный уход. Из показаний Степанова, 8 декабря 1943 года он вместе с семьей ушел в партизанский отряд, где работал врачом полка до дня освобождения Могилева.
Как и в оккупированной Польше, так и на территории Советского Союза психически больные стали жертвами боевых оперативных групп СС и охранной полиции. К этому добавлялся также интерес командных инстанций Вермахта, которым совсем не требовалось кормить людей, рассматриваемых как «неполноценные жизни» и можно было использовать здания больниц и персонал для ухода за своими ранеными солдатами. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер лично поручил руководителю действующей в Белоруссии оперативной группы «В» Артуру Небе найти с его точки зрения гуманный метод умерщвления душевно больных. (На рисунке распоряжение о применении эвтаназии к психически больным). Поэтому в августе-сентябре 1941 года в Минской психбольнице «Новинки» были опробованы взрывы, а в Могилевской психолечебнице техника отравления угарными газами.



Из воспоминаний очевидцев:
23 августа 1941 года (врачи Степанов А.Н. и Пугач Н.А. говорят о сентябре) по приказанию офицера СС Приб 700 пациентов больницы были уничтожены в газовой камере, оборудованной в помещении перевязочной санаторного отделения.

Из показаний врача Пугача Николая Антоновича:



«…В психлечебницу приехал капитан Приб из немецкого гестапо вместе с другим офицером. Капитан говорил на чистом русском языке. Он вызвал доктора Степанова и меня. Сказал, что будут эвакуировать душевнобольных «дальше на Запад».Что, якобы, в Германии таких больных не имеется… Через несколько дней, в сопровождении капитана Приба и полицейских, были привезены рабочие-каменщики, которые замуровали единственное окно в перевязочной санаторного отделения. » По его распоряжению были отобраны истории болезней пациентов-хроников,находящихся в больнице более 5 лет. (На снимке-пациент Корзо Федор Васильевич, 1905 года рождения, проживал в г.Быхове.Находился на лечении в больнице . Родные не успели забрать его из стационара. Погиб в душегубке в 1941 году). «…На заявление Прибу . что при недостаточном питании больных они умрут сами. Без такой «эвакуации», Приб категорически отказался. ..всему персоналу психолечебницы им было строго запрещено разглашать зверский способ «эвакуации больных» под угрозой строгого наказания.Courier New

23 августа 1941 года санаторный корпус оцепили полицейские. 
В замурованное окно вставили 2 газопроводных шланга, соединенные с мотором работающего автомобиля Приба.



Из числа младшего медицинского персонала было отобрано 2 сотрудника, которым приказано было завести в оборудованное помещение 7-8 больных.



По шлангам подавались выхлопные газы. Смерть пациентов наступила в течение 40 минут,во время которых слышались крики пациентов. Поэтому Приб приказал еще дополнительно подвести шланг от грузовой машины. В помещение загонялось по 60-80 больных. (Об эвтоназии в больнице свидетельствуют кадры кинохроники Нюрнбергского процесса). Трупы пациентов выносились привезенными рабочими еврейской национальности (на фото- рабочие из Могилевского гетто) и вывозились в Ново-Пашково и Казимировку, где захоронены в противотанковых рвах. В душегубке было уничтожено около 700 пациентов. Остальные 500 расстреляны в январе 1942 года(из свидетельств врачей Степанова и Пугача расстрелы производились дважды конец октября-начало ноября 1941 года и январе 1942 года) и были захоронены там же.




ИЗ МАТЕРИАЛОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ МОГИЛЕВСКОЙ ОБЛАСТИ (Ф.6115, ОП. 1, Д.145)
Воспоминания Лакцютко Елизаветы Николаевны:


<ни скоро займут этот корпус, о чем я доложила доктору Кувшинову М.П. Ему удалось договориться о переводе больных в Могилевскую областную больницу, а часть выписать по домам.
Приблизительно числа 19 или 20 снова пришли немцы и сказали, что завтра будут эвакуировать всех больных. Мы уже знали, что значит фашистская эвакуация, поэтому Макар Павлович Кувшинов сказал, что всех больных, находящихся в палате первобольных, а также выздоравливающих, которые сами смогут добраться до дома, небольшими группами, как- будто на прогулку, отправлять в город, где он сам их встретит и направит, куда надо. И таким образом было переправлено около 40 человек. О переводе больных, кроме меня, знали и участвовали в нем медсестра Прокопенко Анна Васильевна, медсестра Чаловская Мария Феликсовна, медсестра Комар Мария Игнатьевна и санитар Кисель.
В феврале 1942 года немцы заняли этот корпус под госпиталь. Доктор Кувшинов сказал мне постараться устроиться работать в госпиталь. Я стала работать санитаркой, здесь я собирала бинты, бывшие в употреблении, а дома их стирала, гладила и прятала до прихода связных , (связной была дочь моя Клавдия).



Из материалов Государственного архива Могилевской области (Ф. 306, о.1, д. 10, л. 44-45)
«…Путем произведенного 19-20 сентября 1944 года выборочным порядком эксгумирования трупов советских граждан, извлеченных в одной могиле лесоучастка Казимировка, где таких могил насчитывается 16, и судебно-медицинским исследованием данных трупов в количестве 75 уничтоженных советских граждан видно, что уничтожение трупов произведено путем применения «душегубки», т.к. наружных повреждений ни на одном из трупов не обнаружено и отсутствие на них верхней одежды дает основание полагать, что в данной могиле были захоронены трупы душевнобольных Могилевской психлечебницы при массовом уничтожении их 1941 году….
…..Осенью по приказанию офицера Могилевского гестапо капитана Приппа в одной из комнат психлечебницы нижнего этажа была устроена «душегубка» путем приспособления в одно из окон от автомашины газопроводных трубок, герметически закрывающейся дверью в комнату и прочими видами изоляции комнаты по доступу и выходу из нее воздуха.



Когда комната (на снимке-помещение, где была оборудована душегубка) была оборудована под «душегубку», в один из дней по приказанию того же капитана Приппа в данной комнате было удушено газами от автомашины до 700 человек душевнобольных. Подача газа в комнату, в которую загонялось по 70-80 человек душевнобольных, осуществлялось через газопроводные трубы от действующего мотора находившейся под окном во дворе автомашины. Трупы уничтоженных газами были вывезены автомашинами и захоронены в противотанковых рвах д.Новое Пашково и лесоучастка Казимировки.
Вскорости после применения к больным «душегубки», путем забрасывания гранатами и расстрелом были уничтожены оставшиеся в живых еще 500 человек душевнобольных. Таким образом, душевнобольных было уничтожено 1300 человек. После уничтожения
душевнобольных помещение было занято оккупантами под военный госпиталь.
О том, что душевнобольные находились в «душегубке» и были уничтожены мучительной смертью, подтверждает свидетельница, бывший работник психбольницы КАЗАКОВА Наталья Никитична, которая показала: « …я находилась в смежной комнате с «душегубкой».Слышала вопли и крики душевнобольных, а когда выносили трупы из комнаты-«душегубки», то почти все трупы имели неестественную позу, скрюченные, с порванным платьем, вцепившиеся в друг друга мертвой хваткой, с вздувшимися венами на теле и фиолетовым цветом лица. Трупы выносили специально привезенные рабочие еврейской национальности…»
Из воспоминаний Тишиной Татьяны Сергеевны, 1924 г.р., проживавшей во время войны в д.Новое Пашково
«Кроме расстрела душевнобольных в Пашковском лесу, были расстрелы и в противотанковом рву д. Новое Пашково, который был вырыт при обороне Могилева. Расстреливали людей недалеко от деревни и шальной пулей была убита на огороде женщина, мать троих детей.
После того, как ров был заполнен телами убитых, немцы согнали жителей деревень Новое Пашково и Старое Пашково, в том числе и детей, закапывать его лопатами. В закапывании рва участвовала и я с матерью.
С места расстрела сбежала душевнобольная Могилевской психиатрической больницы, молодая женщина, по имени Наташа. Она ходила по деревне и ночевала, где придется: иногда на кладбище, иногда у кого-нибудь из местных жителей. В деревне она находилась довольно долго, пока сохранялась относительно теплая погода, после чего исчезла неизвестно куда».
Свидетельства Саутиной Анны Николаевны,
работавшей старшей медицинской сестрой учреждения здравоохранения «Могилёвская областная психиатрическая больница» с 1982 по 2008 год. Свидетельства основаны на воспоминаниях Кухаревой Анастасии Александровны, работавшей санитаркой в Могилевской психиатрической больнице в довоенное время, во время войны и после ее окончания:
«Персонал Могилевской Республиканской психиатрической больницы в начале войны состоял в основном из санитаров и медсестер пожилого возраста; молодые медсестры и врачи, почти все, были мобилизованы в Красную армию. До конца июля 1941 года, пока немцы не взяли под контроль больницу, часть пациентов сотрудники освободили и распустили по домам.
В середине или конце 1941 года большая группа пациентов (несколько сотен человек) была расстреляна немцами в Пашковском лесу. Среди погибших пациентов был рабочий из Быхова Корзо Федор Васильевич, 1905 г.р. Он участвовал в войне Советского союза против Финляндии 1939-1940г.г. и был там контужен. После контузии у Корзо начались проблемы с психическим здоровьем и он был помещен в Могилевскую психиатрическую больницу. Когда началась война, родственники не смогли его сразу забрать, а когда приехали, то было уже поздно. Сын Фёдора Васильевича Корзо был военнослужащим и умер в 2007 году, а внук ныне живет и работает в Санкт-Петербурге.
Кроме расстрелов и газовой «душегубки», часть пациентов была уничтожена фашистами разрядами электрического тока в трансформаторной будке.
Последние пациенты Могилевской психиатрической больницы были уничтожены зимой 1941-1942 г.г. Потом немцы развернули в ее помещениях свой госпиталь, в котором стало работать несколько бывших санитарок больницы.»
Свидетельства Гузелевич Зои Григорьевны, основанные на воспоминаниях её свекрови Лисовской Екатерины Прокофьевны, работавшей перед войной и в её начале буфетчицей в Могилевской психиатрической больнице
«Вскоре после захвата Могилева немцами в расположение Могилевской психиатрической больницы прибыла группа немцев на мотоциклах. В лечебнице на то время было около 1,5 тысяч больных, большая часть которых была из сельской местности. Немцы приказали сотрудникам больницы составить списки пациентов.
Медперсонал старался спасти хотя бы «сознательных» пациентов, переодевая их в гражданскую одежду, и переправляя их домой и в близлежащие деревни.
Главврач лечебницы Клипцан Меир Моисеевич, еврей по национальности, был спрятан сотрудниками в одном из помещений больницы. Однако, немцы выследили и схватили главврача, нашили на его одежду шестиконечную звезду и каждый день возили куда-то на допрос. Среди немцев были, вероятно, врачи-психиатры, изучавшие истории болезней пациентов, после чего часть их отпустили. В один из дней главврач успел сказать сотрудникам, что сегодняшний допрос будет для него последним. Именно в этот день большая группа больных (500-700), среди них считают и главврач, были расстреляны в глубине Пашковского леса. Все расстрелянные были сброшены в общую большую яму и присыпаны землей. Приблизительно в конце августа –середине сентября 1941 года фашисты начали уничтожать больных с помощью « душегубки» (газовой камеры).«Душегубка» работала несколько дней, в ней погибло очень много людей, возможно, около тысячи.. ».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Больница была расформирована 22 января 1942 года.(письмо Степанова А.Н. от 06.03.1942 года к Руководителю медико-санитарного отдела г.Могилева, гос.архив Могилевской области; ф.271 оп.1 д.23.л.5)
Во время оккупации в зданиях больницы размещался немецкий военный госпиталь. (архивное дело 343, опись 88, фонд 7021 Государственного архива РФ-свидетельские показания медицинской сестры Казаковой Натальи Никитичны, работавшей в больнице с мая 1926 года). Медицинский персонал оставили на работе в лазарете.
В годы Великой Отечественной войны погибло много сотрудников больницы: врачи М. П. Кувшинов и О. Н. Гутковская, врач Г. С. Маркович, санитарка Миронова М.И., санитар Ткачев Н. Большой корпус, построенный в 1934 году, был разрушен при артиллерийском обстреле и бомбежке. В негодное состояние приведены практически все здания, разрушены водопровод, канализация, очистные сооружения, уничтожена богатая библиотека и многолетний архив больницы. Большинство зданий и сооружений были разрушены. Немецкими оккупантами было уничтожено около 1200 пациентов.
Больница начала функционировать практически сразу же после освобождения: с 23 июля 1944 года начаты восстановительные работы на территории прежней психиатрической больницы; с августа 1944 года Могилевская областная психиатрическая больница возобновляет прием пациентов. В 1944 году в больнице находилось 54 больных, работал 1 врач, 9 сестер и 16 санитаров. Опираясь на архивные документы («Приказы по психолечебнице» за 1945 год), имеются данные, что психолечебница в этот период входит в состав лечебного городка «Печерск». Начальником этого городка был назначен майор медицинской службы майор Бунатян. В структуру городка также входил эвако-госпиталь и костно-туберкулезный санаторий, общежития для сотрудников. Ремонтно-восстановительные работы, заготовка топлива, продуктов питания, помимо лечебной работы, выполняется сотрудниками больницы, в том числе и медицинскими. Приказ №1 от 3.01.1945 г гласил «обслуживающий персонал больницы (санитарки и мед. сестры) после дежурства сутки отдыхают, а два дня отрабатывают в обязательном порядке на молотьбе подсобного хозяйства с 8-00…»
Предположительно до 4.01.1945 года руководил лечебницей «директор» Зубченко Николай Григорьевич, который работал в больнице с мая 1936 года. С 4.01.1945 года приказы уже визируются главным врачом Степановым А.Н., Зубченко Н.Г. назначается заместителем главного врача по по хозяйственной деятельности. В этот период издаются приказы по организации дежурств, о порядке приема в больницу, о санитарно-эпидемическом режиме.
До мая 1945 года она находится в старых разрушенных помещениях на территории подсобного хозяйства Юрзовки в 3-х км от прежней больницы.
С 1.08.1945 года (приказ №92а)была открыта психоколония, которая являлась структурным подразделением психолечебницы, но имела свой самостоятельный счет в Госбанке.
В приказе главного врача Степанова №63 от 5.06.1945 года говорится о переходе психолечебницы в Печерск. В полученных помещениях от эвако- госпиталя с 5.06.1945 г.открыто 50 коек женского отделения-старшая мед.сестра Казакова Н.Н.. В занимаемом помещении развернуть 50 коек мужских-старшая мед.сестра Зарникова. Врачей по-прежнему не хватало. Поэтому 22.06.1945 года на должность субодинатора был назначен фельдшер Вильчинский К.Г., имеющий стаж работы в психиатрии более 10-ти лет (работал в больнице с 14.01.1930 г.). Он же исполнял обязанности главного врача в отсутствие Степанова. С 29.06.1945 года возобновилась трудотерапия. Первым инструктором трудотерапии после войны была принята Козырева Мария Ильинична. 1 августа 1945 года «в левом крыле бетонного корпуса открыто спокойное женское и мужское психиатрическое отделение на 40 коек. Бывшие мужское и женское отделения считать беспокойными и развернуть на 75 коек каждое.». При этом старшие мед. сестры Казакова и Зарникова ,по существу, руководили двумя отделениями сразу. К осени 1945 года больнице возвращены 4 корпуса прежней больницы в Печерской усадьбы, практически разрушенные, без канализации и водопровода. Было развернуто 250 мест. Больница обслуживала население Могилевской ,Гомельской и Полесской областей. 10.11.1945 года на работу в больницу возвращается врач Лапидус Софья Абрамовна (работала в больнице с 1936 года) и назначается заведующей женским беспокойным отделением . 17.11.1945 года направлена на работу по совмещению в беспокойное мужское отделение врач эвако-госпиталя Дмитриева. Заведует этим отделением главный врач Степанов. 30.12.1945 года Наркомздравом БССР на должность главного врача назначен кандидат медицинских наук Кулик Д.П.. Д.П.Кулик с1933 года заведовал клиническим отделением МОПБ, был старшим ординатором больницы ,а затем и главным врачом. В 1941 году им была защищена диссертация на тему «Опыт купирования состояний возбуждения в беспокойном отделении». В годы Вов Кулик был начальником госпиталя. В послевоенное время ему принадлежит заслуга восстановления психиатрической службы Могилевской области. Ему принадлежит 30 научных работ по различным разделам психиатрии, опубликованы монографии «Малярийный энцефалит и его психопатология», «Методическое пособие для сельских врачей по купированию состояний возбуждения в условиях участковых больниц». За свою многогранную деятельность Д. М. Кулик награжден Орденами, являлся Отличником здравоохранения, заслуженным врачом БССР. С 1950-1962 г исполнял обязанности главного врача Могилевского областного психоневрологического диспансера. Степанов остается работать на должности заведующего мужским беспокойным отделением.
В 1946 году на 250 койках находилось до 579 пациентов.
С 1 января 1948 года Могилевская психиатрическая лечебница вновь была переведена из областного в республиканский бюджет и стала именоваться Республиканской психоневрологической больницей. Восстановление больницы было завершено лишь к 1950-1951 г.г.
В настоящее время учреждение здравоохранения «Могилевская областная психиатрическая больница» - современное лечебно- профилактическое учреждение, оказывающее специализированную психиатрическую помощь населению Могилевской области; организационно-методический центр по оказанию лечебно-консультативной помощи и внедрению современных методов диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств, бережно сохраняющее свою многовековую историю и сохраняющую память о невинных жертвах Великой Отечественной войны.