Управление Государственного комитета судебных
экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области

Аб`ектыўнасць. Гонар. Айчына.

8(0222) 73-65-40
212022 г.Могилев, ул.Лазаренко, д.58А
e-mail: mg@sudexpert.gov.by
 



Исследования

РАДИКАЛЬНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ОЦЕНКУ РИСКА НАСИЛИЯ В ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

РАДИКАЛЬНЫЕВЗГЛЯДЫ НА ОЦЕНКУ РИСКА НАСИЛИЯ В ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

В.В. Дукорский, Е.И. Скугаревская

Кафедра психиатриии медицинской психологии

УО «Белорусскийгосударственный медицинский университет»

 

RADICALVIEWS OF VIOLENCE RISK ASSESSMENT IN PSYCHIATRIC PRACTICE  

V.V. Dukorsky, E.I.Skugarevskaya

 

«…Когда Dr. Grigson начинает выступатьперед жюри присяжных,

             ответчик должен оставить все, чемв настоящее время занят, и начать

                       писать завещание, поскольку,по всей вероятности, по распоряжению суда он скоро станет жертвойпреждевременной смерти…»

MarvinТeague(Судья)

 

Доктор Смерть — прозвище, которое относитсясразу к нескольким врачам. Aribert Heim — нацист, военныйпреступник, проводивший «медицинские» эксперименты над заключенными концентрационныхлагерей во время второй мировой войны. Jack Kevorkian — всем известныйпропагандист эвтаназии. Третий врач, который был удостоен сомнительной чести ввиде такого прозвища, врач психиатр и судебно-психиатрический эксперт из штата Техас—– Dr. James Paul Grigson.   

 Джеймс Григсон был очень неоднозначной личностью. Достаточно упомянуть, что он до сихпор считается одним из лучших судебно-психиатрических экспертов и одновременносамым успешным аферистом от психиатрии. О нём знал каждый прокурор и адвокат вСША. Техасские адвокаты буквально боялись Джеймса Григсона, в свою очередь сторонаобвинения всегда считала его «своим человеком».

Прогнозирование риска агрессивного поведения имеет долгую и труднуюисторию. Джеймс Григсон стал неотъемлемой частью этойистории, хотя бы по тому, что его профессиональная деятельность стала одним изсамых значимых импульсов развития целого направления в психиатрии оценки риска насилия. Обратимся к причинам возникновения такого положения. Всоответствии с законодательством штата Техас лиц, совершивших убийство при отягчающих обстоятельствах, приговариваютили к пожизненному заключению, или к смертной казни.  

Смертная казнь может быть примененатолько в том случае, если жюри присяжных убеждено, что подсудимый не тольковиновен, но и вдальнейшем будет совершать насильственныепреступления (в открытом сообществе или даже в тюрьме). Происходит этоследующим образом. Вслед заустановлением вины проводится еще одно судебное слушание, после которого жюриприсяжных выносит окончательный приговор. Чтобы принять решение о применениисмертной казни, члены жюри должны прийти к согласию по трем «специальнымвопросам» [1,7]:

 -grid-align:none;punctuation-wrap:simple;text-autospace:none;vertical-align:baseline">Смертная казнь может быть примененатолько в том случае, если жюри присяжных убеждено, что подсудимый не тольковиновен, но и вдальнейшем будет совершать насильственныепреступления (в открытом сообществе или даже в тюрьме). Происходит этоследующим образом. Вслед заустановлением вины проводится еще одно судебное слушание, после которого жюриприсяжных выносит окончательный приговор. Чтобы принять решение о применениисмертной казни, члены жюри должны прийти к согласию по трем «специальнымвопросам» [1,7]:

- «осознанно» ли совершено убийство;

- существует ли «вероятность того, чтоподсудимый совершит насильственное преступление» в будущем;

- было ли преступление в значительнойстепени обусловлено обстоятельствами.

 

Большевсего трудностей вызывает второй вопрос, принятие решения по нему и связано с профессиональнойдеятельностью Джейсона Григсона. За всю свою карьеру доктор Григсон принял участие в 167 таких судебныхзаседаниях и абсолютное большинство обвиняемых (около 150 человек) он «привел»к смертной казни, «очистив тем самым треть камер смертников Техаса» [8,11]. Среди казнённых были и люди с серьёзнымипсихическими расстройствами [4,15].

Будучи приглашённым в суд в качествеспециалиста, Джеймс Григсон после поверхностного знакомства с делом иответчиком заявлял, что он выявил неизлечимого социопата, который  «стопроцентно» будет убивать или совершатьсерьёзные насильственные действия вновь и вновь вне зависимости от того будетон на воле или даже в тюрьме. Его показания глубоко впечатляли жюри своейчрезвычайной убедительностью и неприкасаемостью слов медицинского эксперта. Важноотметить, что доктор Григсон был действительно очень харизматичным человеком,что подтверждают даже самые непримиримые его критики [6,12]. Вместе с тем завремя его практики известно 10 случаев, в которых ответчику по разным причинамуже вынесенный смертный приговор был заменен на длительный срок лишениясвободы. Все эти случаи были исследованы, и ни в одном из случаев прогноздоктора Григсона не сбылся. 

Более того, в 1988 году был случай полногооправдания уже после вынесенного смертельного приговора. Во время первогосудебного процесса в 1977 году против признанного виновным в убийстве Рэндала Адамса доктор Григсон заявил,что выявил «социопатию», которая «по тяжести может быть оценена на одиннадцатьбаллов по десятибалльной шкале». По словам доктора Григсона, «ничего неизвестно в современном мире, что может помочь изменитьАдамса.  Он продолжитпроявлять антисоциальное поведение, его тяжесть будеттолько усугубляться и есть очень большая вероятность того, что он убьёт снова».Даже после того как Адамс был признан невиновным, доктор Григсон настаивал насвоем предыдущем прогнозе. Более того он утверждал, что Адамс был виновен впреступлении. Примечательно, что значительное влияние на оправдание иосвобождение Рэндала Адамса оказал документальный фильм одного из лучшихдокументалистов современности Эррола Морриса - «Тонкая голубая линия» (Thin Blue Line). Эррол Моррис, работавший в то время частнымдетективом, хотел снять фильм исключительно о «Докторе Смерть». Однако глубоко впечатленныйобстоятельствами дела и безаппеляционными заявлениями доктора Григсона, Эррол Моррисстал подробно изучать материалы и брать интервью у участников событий. Такимобразом, появился фильм, который в итоге привел к столь значимым последствиям,в том числе и юридическим.

Еще один значимый эпизод связанный сдоктором Григсоном - это прецедент Верховного Суда США 1983 года (Barefoot v.Estelle, 463 U.S. 880). Обвиняемый (Barefoot) Судом штата Техас был признанвиновным в убийстве полицейского. Основываясь на свидетельстве Доктора Григсона,его приговорили к смертной казни. Обвиняемый подавал апелляции, и в итоге дошелдо верховного суда США.

По этому делу в 1983 году Американская психиатрическая ассоциациясоставила Amicus curiae. Amicus curiae –это письменное заявление, исходящее от третьей стороны,которая не является истцом или ответчиком (от физического лица, организации илидаже от другого государства). Её цель - помочь суду, предоставив емуинформацию, которая позволит принять законное и беспристрастное решение. В Amicus curiae психиатрической ассоциациейконстатировалось, что психиатры на столько не точны в предсказании насилия, чтосуды не должны заслушивать их показания по этому вопросу.

С учетом Amicus curiae СудьяВерховного Суда США Blackmun составил по этому делу особое мнение:«…Американская психиатрическая ассоциация (АПА)… информирует нас, чтоненадежность определения психиатрами отдаленной опасности в будущем является кнастоящему времени установленным фактом… Наиболее оптимистическая оценка, даваемаяАПА – два из трех предсказаний психиатров относительно насильственных действийв будущем, являются ошибочными… АПА, также как и исследователи, изучавшие этотвопрос, пришла к заключению, что психиатры попросту не обладают специальнымипознаниями, необходимыми для предсказания долгосрочной опасности в будущем.Неспециалист, имеющий доступ к соответствующим статистическим данным, можетсделать это по крайней мере с той же степенью точности, а может быть и лучше:психиатрическая подготовка не имеет отношения к тем факторам, которые могли быбыть с надежностью использованы для таких предсказаний и психиатры постоянноошибаются в одну сторону – предсказывая опасность там, где ее нет…»[3].

 Вместе с тем Верховный Суд США оставилприговор Суда штата Техас в силе, и разрешил врачам-психиатрам оценивать рискнасилия для судов и в дальнейшем. В ответ на критику относительно учета судамистопроцентных прогнозов Доктора Григсона, Верховный Суд указал насостязательный характер судебного процесса и право стороны защиты такжепривлекать в процесс психиатров. Другие суды США также мало уделяли вниманиязаявлению Американской психиатрической ассоциации.

Каквидно из вышеизложенного способность Доктора Григсона убеждать жюри присяжных, в том, что ответчик будет совершатьнасильственные действия снова и снова - была беспрецедентной. Интерес представляютсвидетельства врачей-психиатров, которые были непосредственными свидетелями еговыступлений. Доктор James L. Knoll: «…Этот обычный с виду психиатр (Григсон)обладал выдающимися способностями по убеждению присяжных в том, в чем даже  научная литература была далека отуверенности… Надо было видеть его живым и спонтанным, чтобы понять истинныйсмысл его навыка…»[6].

Ron Rosenbaum всвоей работе о Докторе Григсоне написал следующее: «У Доктора  репутация смертельного оружия… он отправилбольше ответчиков в камеру смертников, чем какой-либо другой штат США… 20 летон повторяет в судах одно и тоже… появляется (в суде)… занимает свое место,выслушивает сведения об убийстве и убийце и затем, не обследовав подсудимого идаже не взглянув на него во время заседания, говорит присяжным, что, с точкизрения медицины, он может заверить их, что подсудимый представляетпотенциальную опасность для общества… Вот и всё» [1,7].

Сам Джеймс Григсон (в интервью датскомутелевидению) заявил: «Если у человека, будучи ребенком, наблюдалось ночноенедержание мочи, склонность к поджогам, жестокость по отношению к животным, ипри всем этом он испытывал трудности в школе при общении со сверстниками ипредставителями власти - то это указание на возможность будущих актов насилия вбудущем».   

9 июля 1995 года Джеймс Григсон был исключён изАмериканской психиатрической ассоциации и Техасской ассоциации врачейпсихиатров за нарушение правил этического кодекса. В заявлении, сделанном Американской психиатрическойассоциацией по поводу исключения из своих рядов Джеймса Григсона пояснялось,что он нарушил этический кодекс организации, выставляя психиатрический диагнозбез соответствующего исследования, и свидетельствовал со стопроцентнойуверенностью по чисто гипотетическим вопросам.

До настоящего времени каждый год в Американскойакадемии психиатрии на курсе «Law Review» для начинающихсудебных психиатров демонстрируют видеозаписи выступлений доктора Григсона всуде [6]. Для справедливостистоит отметить, что штат Техас каждый год с момента снятия моратория на казнь(с 1976 года) является абсолютным лидером по количеству приводимых к исполнениюприговоров. Например, в 2012 году из 43 казней на 9 штатов (гдепроизводились казни) 15 случаев (35%) пришлось на Техас.

И случайДжеймса Григсона вовсе не уникален, присяжные выносили свои решения наосновании заявлений подобных «экспертов» по всей стране [1,7].

Диагностическиепроцедуры и поверхностные заключения Доктора Григсона вызывают справедливыевозражения у врачей и ученых. Как заявил доктор BernardDiamond: «Судебный психиатр должен четко разграничивать свои убеждения ипринятые в научном сообществе взгляды» [6].Но вне зависимости от того были ли это ошибочныеумозаключения, глубокие убеждения или успешно скрываемое мошенничество,подобный подход к оценке риска все равно заслуживает внимания. Прежде всего, дляпонимания значимости учета границ своей компетентности и размера последствий влияния,которое оказывает психиатр на юридически значимые решения.

Как мы ужеотмечали профессиональная деятельность Джеймса Григсона,стала одним из самых значимых импульсов развития целого направления впсихиатрии оценки риска насилия. Активная критика подобных радикальных взглядов научнымсообществом привела к многочисленным исследованиям, что в итоге позволило сформироватьтак называемый структурированный подход к оценке риска насилия. Он включает всебя классическое «клиническое суждение» (субъективный опыт и знанияспециалиста) и применение стандартизированных методик. Профессиональный иличный опыт, персональные установки имеют немаловажное значение, однако всегдасуществуют явные или скрытые предубеждения, которые влияют на специалиста, а витоге на его оценки. В итоге одна и та же информация интерпретируетсяпо-разному, что иногда приводит к описанным выше катастрофическим и необратимымпоследствиям. Эмпирические исследования доказали хорошиепрогностические свойства структурированных методик оценки риска. Методики обеспечивают прогноз качеством«прозрачности», так как используются объективные данные и установленные методыих сравнивания.

Вторым эффективнымметодом снижения ошибочных умозаключений и  личных убеждений (в том числе неосознаваемых)является комплексный подход, когда оценкуриска и программу его управления готовит группа специалистов. Если бригадаспециалистов включает психиатров, психологов, социальных работников и юристов,то кроме индивидуальных смещений метод позволяет снизить вероятность влиянияпрофессиональных убеждений (взглядов, характерных для разных профессиональныхгрупп на проблему).   

Экстраполируявышеизложенное на белорусскую медико-правовую реальность, видно, что существуетмножество нормативных действий, где необходима оценка риска насилия. Однако болеевсего это касается реализации принудительных мер безопасности и лечения. Структурированныйподход позволит полипрофессиональной группе специалистов сформироватьобъективное, систематизированное, основательное и независимое мнение, что даствозможность нивелировать индивидуальные и профессиональные смещения и исключитьрадикальные взгляды в оценке риска насилия.  

 Литература

 

1.                Лишенные совести.Пугающий мир психопатов / Р.Д. Хаэр. – Москва: Вильямс, 2007. – 288 с. 

2.                Психологиякриминального поведения / К.Р. Бартол. - Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак, 2004.– 352 с.  

3.                Фундаментальныевопросы американской судебной психиатрии и психиатрии права / В.В. Мотов. -  Москва: Фолиум, 2008. –252 c.

4.                Ethics in Psychology and the Mental Health Professions: Standards andCases / G.P. Koocher, P. Keith-Spigel. - Oxford: Oxford University Press, 2001. - 774 p.

5.                Faulk basic forensic psychiatry 3rd ed. / J.H. Stone [et al.]. - Oxford: Blackwell Science, 2000. – 318 p.

6.                Knoll, J.L. Death’s Conviction / J.L. Knoll // PsychiatryTimes. - 2010. [Электронныйресурс]. – Режим доступа : http://www.psychiatrictimes.com/blog– Дата доступа :  03.02.2013.

7.                Law and Psychiatry inthe Criminal Justice System / S.J.Barkel, A.L. Brooks. - New York: Wm. S. Publishing, 2001. - 774 p.

8.                Mental Disability and the Death Penalty: The Shame ofthe States / M.L. Perlin. – Rowman & Littlefield Publishing, 2013. - 200 p.

9.                Miller, S. L. Risky Business: Addressing the Consequencesof Predicting Violence / S. L. Miller, S. L. Brodsky // J. Am. Acad. Psychiatry Law.- 2011. Vol. 39,№3. – P. 396–401. 

10.            Oxford Handbook of Psychiatry 1st ed. / D Semple [et al.]. - Oxford: Oxford University Press, 2005.- 976 p.

11.            Principles and practice of forensic psychiatry / R.Rosner [et al.]. - New York: Hodder Arnold Publicatio, 2003. – 980 р.

12.            Psychology and Law:Bridging the Gap / D. Canter, R. Zukauskiene. – Ashgate Publishing Limited,2008. – 262 p.   

13.            Psychiatry in Law / Law inPsychiatry 2nd. ed. / R. Solovenko. - New York: Taylor &Francis Group, 2009. - 618 p.

14.            Textbook of Forensic Psychiatry / R.I. Simon [et al.]. - Washington:  AmericanPsychiatric Publishing, 2010. - 726 p.

15.            The Psychology and Law Criminal Justice Process / R.J.R. Levesque. - New York: Nova Science Publishing, 2006. - 723 p.